Jump to content

Тема гражданских фотографий в художественных произведениях


Recommended Posts

Случайно наткнулся в интернете на стихотворение "Старые вещи" (Зинаида Силкина, 2010)

 

Старинные вещи, старинные фото,

Вы столько храните тепла и забот,

Ах, выбросить вас! -да мешает нам что-то,

А время незримо ведёт свой отсчёт.

 

Вдруг болью внезапною вспыхнет украдкой:

Засохший цветок в старой синей тетрадке,

И запах сирени, и горечь полыни,

Гряда облаков в небесах тёмно-синих.

 

Теперь же хранятся в шкафах и комодах,

Те платья и кофты, что вышли из моды,

И шляпка с вуалью, и шаль с бахромою -

Покрылись за давностью пылью седою.

 

И ржавый утюг здесь глядит виновато,

Тряпичная кукла, что сшита из ваты.

В углу коромысло блестит синевою:

Ходили мы с ним к роднику за водою.

 

А вот паспарту с золотистой виньеткой -

И ворот рубахи застегнутый крепко.

Значок на груди, ромбик тускло мерцает…

Что ждёт впереди? - папа просто не знает.

 

Старинные вещи - частицы былого,

Мы связаны нитью незримой. И снова

В немом разговоре времён-поколений

Я, молча пред вами склоняю колени.

Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

… Я смотрю на сохранившуюся уже пожелтевшую фотографию, где на березовом бутафорском пне сидит, подобрав в башмачках ноги, одетый девочкой мальчик. Глаза его печальны. Что, какая черта отделяет меня - нынешнего - от мальчика с перекрещенными пальчиками маленьких рук? Я не нахожу такой черты. Но знаю, что будет жить во мне, в каждом моем слове, до последних моих дней мальчик Ваня с печальными глазами, некогда смешно говоривший:

– Буду генералом, потом офицером, потом солдатом, потом Пронькой-пастухом!..

И. Соколов-Микитов "Детство"

Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...

…Забыв обоюдную неприязнь, мы сидели с Пахомом рядом на конике, вылупив глаза от удивления. А солдат между тем раскрыл сундук, доставая оттуда красное складное зеркальце. В заключение вытащил ладони в полторы картину в черной рамке, за стеклом, приладив ее рядом с зеркалом. Когда он вышел, Пахом орлом слетел с коника, бухаясь в постель.

– Вот где, Ванек, благодать-то – три недели можно без просыпа спать! – блаженно закрывая глаза, проговорил он. – Чего только он, дурак, в работники пошел с таким имуществом! Должно быть, очень жадный, а? Гляди-кось, миленький, гляди-ко! – неожиданно зашипел он и, сорвав с гвоздя картину, бесконечно удивленный, ткнул ее мне в руки. – Ты только гляди-ко!

На картине три бравых солдата, заломив набекрень картузы, грозили друг другу обнаженными шашками, а четвертый, помоложе всех, присев на стул, нежно гладил маленькую рябую собачку на колесиках, и этот четвертый, в мундире, белых господских перчатках и высоких мелко набранных сапогах, был не кто иной, как Демка, наш новый работник.

– Братуха, это кто же тебя этак сделал? – все еще не закрывая рта от изумления, спросил Пахом вошедшего солдата. – Живой ведь, глаза лопни!..

Тот взглянул на Пахома и тоже раскрыл рот и вытянул лицо.

– В-виноват, вам кто же позволил, как свинье, с ногами лезть на кровать? – благим матом закричал он.

За три недели, вплоть до самого страшного события, какое у нас вышло, солдат с Пахомом дрались четырнадцать раз и все из-за постели, карточки. Сначала Пахом донимал Демку тем, что тот фальшивый человек, прохвост: вывесил картину, а собака на ней на колесиках. Потом, разозлившись на неизменный ответ солдата: "Я с дураками пива не варю" – вымазал картину дегтем…

И. Вольнов "Отрочество"

Link to post
Share on other sites
  • 2 weeks later...

...У Кошелькова на квартире была организована кустарная мастерская по изготовлению патефонных пластинок с записями пошлых песенок, рассчитанных на примитивные мещанские вкусы. Кошельков и его приятель выпускали также фотоснимки со слащаво-сентиментальными сюжетами, используя для этого дореволюционные открытки. Вся эта низкопробная продукция продавалась из-под полы у входа в магазины, в пригородных поездах и на рынке...

С. Арефьев "Красная шкатулка"

post-27-0-62100700-1477062720_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites
  • 4 weeks later...

…В сентябре 1902 года Болгария праздновала двадцатипятилетний юбилей Шипки, на который были приглашены русские гости, участники шипкинских боев. Праздник прошел блестяще. Маневрами были повторены все главные сражения, точь-в-точь как они были тогда. Празднества закончились парадом на Шейновском поле. Тысяча народу кругом. Доисторические курганы, тянущиеся линией между Большими и Малыми Балканами по знаменитой Долине роз и Шейновскому полю, представляли собой огромные букеты цветов. Жаркий солнечный день – все в цветных шляпках и платьях, дамы с букетами цветов и пестрыми зонтиками, военные гости в белых фуражках.

Я ходил и щелкал моим большим кодаком, увековечивая эту интересную картину и типы. Снял одного старого отставного фельдфебеля в мундире того времени.

– Ну что, – спросил я его, – переживаешь приятные воспоминания?

– Всяко бывало... А вот в этом городишке, – указывает на Казанлык, – после боя наш батальон ночевал. Когда мы встали на другой день, так солдаты натащили кувшины с розовым маслом и давай сапоги мазать...

В стороне от кургана одиноко стоял могучий и бодрый высокий старик. Его седая густая борода серебрилась на солнце и, расчесанная волосок к волоску, лежала на широких лацканах английского пальто. Что-то близко знакомое сверкнуло мне в этой стройной, энергичной фигуре и в его глубоких темных глазах, ласково взглянувших из-под седых бровей. Он поднял руку и, сделав отрицательный жест, сказал довольно чисто по-русски:

– Меня не надо, пожалуйста, не надо!

– Хорошо, не буду, если не хотите.

– Да, я не люблю этого. Никогда моего портрета не было и не будет.

Я убрал аппарат, и мы пошли к другому кургану. Я заинтересовался, почему он так хорошо говорит по-русски, и узнал, что он долго жил на русской границе…

В. Гиляровский "Люди театра"

Link to post
Share on other sites
  • 5 months later...

Автор мне неизвестен.

 

Больше не в моде живые фото

Теперь их даже нельзя порвать

Просто сотри и никто не вспомнит

Даже не будет переживать...

 

А раньше, ты вспомни, на стенке карточки

Бабуля вешала их - гордилась

Стирала пыль и что-то шептала

Видимо тихо за них молилась...

 

Сегодня же можно отснять всю жизнь

В облако скинуть и успокоиться

Снимков миллионы, но нет души

Поэтому больше на них не молятся...

Link to post
Share on other sites
  • 3 weeks later...

…И тут услышал удивительную я концепцию. Напрасно не прошла чудовищная та кампания шестидесятых и семидесятых, когда, всюду и сквозь стены проникая, шла оголтелая (по телевизору, по радио и в прессе) борьба со всемирным сионизмом. Совершенно необычно преломилась она в сознании этого очень мудрого и совершенно темного квартирного вора. Уже он смутно про советскую власть понимал многое, но цельную картину наподобие салата намешал. По Одессе выходило, что злокозненность евреев несомненна и что тайный заговор евреев очевиден, только это некие международные еврейские злодеи, миру не видимые. А в империи прогнившей нашей опознать их легко: эти евреи окопались во всех центральных министерствах и в Центральном Комитете Коммунистической партии. А третье место их потаенного кучкования (это Одессе, по всей видимости, личный опыт подсказал) – фотоателье в столицах всеx республик. Я фотоателье оспаривать не стал и смехом миф Одессы не оскорбил, ибо обидчивость давно сидевших знал и чтил…

И.Губерман «Заметки на полях воспоминаний»

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...