Jump to content

Московский Историко-архивный институт при ГАУ НКВД


Recommended Posts

Преподаватели и выпускники Института 1939 г.

С.Ф. Айнберг, проф. К.А. Попов, пом.дир. по учебной части Д.С. Бабурин, д-р ист. наук В.И. Пичета, и\о проф. А.Н. Сперанский, А.В. Чернов, Г.Д. Костомаров, секр. партбюро С.М. Алексеев, Ц.Л. Зимансон, М.Г. Седов

 

И.И.Корнева, Г.М. Майофис, В.Н. Грудина, В.Н. Курньшев, Л.В. Карклина, Т.А. Самилкин, Н.И.Павленко, В.А. Лупчева, Г.Ф.Пшеницын, В.П. Николаева, И.М. Лачугин, М.П.Третьякова, В.Н. Дворов, С.И.Попов, М.Ф. Пагистберг, С.Б.Казаровицкая, К.И. Дубинин, В.А.Богданова, Д.М.Руцкий, О.М.Бадаева, А.Смагина, В.М.Бореев, Г.И.Старов, Н.А. Филатов, Л.М. Отливанова, В.А. Дубовицкая, К.И. Цаплыгин, И.З.Чумак,

Н.Г. Шахназаров, М.Ф. Каратаева, Н.М. Динов, А.П.Павлюченко, В.Ф.Романова, Г.С.Бородулин, Ю.Н.Пчельников, С.Т.Плешаков, Е.Н.Карпенко, В.Н.Лукиных, Л.С.Шлеймович, Д.М.Эпштейн, С.Ф.Власов, Р.Ф.Татарина, Н.И.Бардовская, У.Салимов, А.М.Бокарев, Н.А.Зимагорова, М.М.Юдович.

post-679-0-54188300-1562541562_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Не уверен, что фото следует разместить именно в этот раздел, но другого, более подходящего не обнаружил ... :smile:

 

Преподаватели:

post-679-0-43780700-1562541660_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Бабу́рин Дми́трий Серге́евич (8 (21) сентября 1909 года, д. Сумароково, Рузского уезда Московской губернии — 5 декабря 1982 года, Московская область) — советский историк. Кандидат исторических наук (1939), профессор (1961). Уволен в запас из органов МВД в звании майора (приказ министра внутренних дел СССР № 1004 от 22 июля 1947 года) см. https://ru.wikipedia...итрий_Сергеевич

post-679-0-12877000-1562541809_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Спера́нский Алекса́ндр Никола́евич (21 ноября 1891 года, г. Ростов Ярославской губернии — 9 января 1943 года, Москва) — советский историк, кандидат исторических наук (1935), профессор Московского историко-архивного института (1937). см. https://ru.wikipedia...андр_Николаевич

post-679-0-49217800-1562541855_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Пиче́та Влади́мир Ива́нович (9 (21) октября 1878, Полтава, Российская империя — 23 июня 1947, Москва, СССР) — российский и советский историк, первый ректор Белорусского государственного университета (июль 1921 — октябрь 1929), академик АН БССР с 1928 года, заслуженный профессор БССР (1926), член-корреспондент АН СССР с 1939 года, академик АН СССР с 1946 года. см. https://ru.wikipedia...адимир_Иванович

post-679-0-73681700-1562541890_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Попо́в Константи́н Андре́евич (29 октября (10 ноября) 1876, Омск — 5 декабря 1949, Москва) — российский революционер, социал-демократ, историк. Председатель Чрезвычайной следственной Комиссии по делу А. В. Колчака. В 1928 году перешел на работу в Институт красной профессуры. В последние годы жизни преподавал в Московском историко-архивном институте - на 1940 г. - заведующий кафедрой марксизма-ленинизма Института.

http://bsk.nios.ru/e...ntin-andreevich

http://www.hrono.ru/...p/popov_ka.html

http://www.knowbysig...o/PPP/11129.asp

 

«п.2. И.о. заведующего кафедрой марксизма-ленинизма Попов К.А. - в 1928 - 1929 г., будучи на преподавательской работе в ИКП, принадлежал к а/с группе «леваков» (меньшинство). В своих теоретических работах защищал право-троцкистскую точку зрения по вопросу революции 1905 г. (отрицал предпосылки перерастания революции 1905 г. из буржуазно-демократической в социалистическую) (сообщение 2 отд. ГУГБ).

Попов К.А. состоял членом с.-д. партии меньшевиков. Как член Сибирской областной думы в 1918 г. арестовывался в Омске Колчаком. С.-д. фракция меньшевиков внесла запрос премьер-министру юстиции о немедленном освобождении Попова К.А. из-под ареста (справка ЦАОР). Брат жены Попова К.А. осужден Тройкой УНКВД МО в 1938 г. за к.-р. агитацию на 8 лет (сообщение 2 отд. ГУЛАГ НКВД).»

Из докладной записки начальника Отдела кадров ГАУ НКВД СССР К.И. Удальца заместителю наркома внутренних дел СССР С.Н. Круглову о выполнении плана работ по Отделу кадров ГАУ НКВД за 1-й квартал 1940 г.

http://gulevich.net/...y.files/ksg.htm

post-679-0-25907900-1562541947_thumb.jpg

post-679-0-64219500-1562541982_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Чернов Анатолий Васильевич (20 (7) ноября 1901, дер. Стригино Балахнинского у. Нижегородской губ. – 1 января 1966, Москва) – историк-архивист; доктор исторических наук (1951), профессор.

В 1934-1938 гг. учился в аспирантуре Московского историко-архивного института и в 1939 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук по теме «Очерки по истории поместного приказа». В 1935 г. Чернов начал педагогическую деятельность в Историко-архивном сначала в качестве ассистента, затем преподавателем и доцентом. см. http://library.rusla...лий-васильевич/

post-679-0-46159100-1562542028_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Секретарь партийного бюро Института С.М. Алексеев

 

Соответственно, очевидная ошибка (опечатка ?) присутствует в данной публикации http://gulevich.net/...y.files/ksg.htm - секретарь партбюро превратился в женщину :lol2:

 

Из докладной записки и.о. директора Историко-архивного института Д.С.Бабурина и секретаря партбюро Алексеевой наркому внутренних дел СССР Л.П. Берия и председателю Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР Кафтанову 23 июня 1939 г.

<…> Мы просим Вас, тов. Берия и тов. Кафтанов, в срочном порядке разрешить вопрос о руководстве Институтом.

И.о. директора Института Бабурин

Секретарь Партбюро Алексеева

post-679-0-69457300-1562542107_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

Динов Николай Максимович (05.12.1912 - ?) - работник советских органов государственной безопасности. Родился в с. Балмаш ( в 1940-е гг. - Красно-Четайский р-н Чувашская АССР). Национальность - русский. Член ВКП(б) c 1941.

В 1939 г. - окончил Московский Историко-архивный институт при ГАУ НКВД.

09.1941 г. - призван в ряды РККА Свердловский РВК, г. Москва и направлен на службу в составе 31-й армии.

На 09.1941 - 23.04.1945 гг. - в 31-й армии.

В последние годы проживал в г. Москве.

 

Прохождение службы

на 17.01.1939 г. - Центр (Приказ НКВД СССР № 131 от 17.01.1939)

на 02.10.1944 -23.04.1945 гг. - начальник отделения (с 1943 г. - прим.) военной цензуры 31-й армии (Приказ войскам 31 армии № 0189 от 02.10.1944, приказ войскам 31 армии № 038 от 03.03.1945, приказ войскам 31 армии № 093 от 23.04.1945)

Звания

c 17.01.1939 г. - младший лейтенант государственной безопасности (Приказ НКВД СССР № 131 от 17.01.1939)

на 02.10.1944 - 23.04.1945 гг. - капитан (приказ войскам 31 армии № 0189 от 02.10.1944,

приказ войскам 31 армии № 038 от 03.03.1945, приказ войскам 31 армии № 093 от 23.04.1945)

 

Награды

орден Красной Звезды (Приказ войскам 31 армии № 0189 от 02.10.1944)

орден Отечественной войны 2-й степени (Приказ войскам 31 армии № 093 от 23.04.1945)

 

Источники:

https://nkvd.memo.ru...олай_Максимович

https://pamyat-narod...hdenie40222978/

https://pamyat-narod...hdenie42884120/

http://podvignaroda....vDetailManAward

http://podvignaroda....vDetailManAward

http://nomer-org.cen...oskva/lastName_ДИНОВ_pagenumber_0.html

post-679-0-03866400-1562542186_thumb.jpg

Link to post
Share on other sites

2 документа (в форме доноса) на имя наркома НКВД Л.Берия от группы студентов, среди которых ряд представленных на фото людей - Г.И.Старов, Н.А. Филатов, Д.М.Эпштейн.

 

 

Заявление студентов Историко-архивного института ГАУ НКВД СССР наркому внутренних дела СССР Л.П. Берия

23 февраля 1939 г.

Историко-Архивный Институт непосредственно подчиняется Главному Архивному Управлению, начальником которого является тов. МАЛЬЦЕВ.

До декабря месяца прошлого года Главное Архивное Управление помещалось в одном здании с Институтом. Тов. МАЛЬЦЕВ четыре года работает в Управлении и несмотря на то, что помещается, как сказано, в одном здании с институтом, за все время был в институте не более 2-х раз. Среди студентов ходит даже анекдот, что тов. МАЛЬЦЕВ с 3-го этажа послал телеграмму студентам. Между тем положение в институте исключительно скверное. Директором института является некий ГУЛЕВИЧ, человек весьма подозрительный.

В институте царят семейственность, зажим самокритики, затхлая атмосфера. Преподавательский состав засорен. Лучшие преподаватели с помощью ГУЛЕВИЧА и с санкции МАЛЬЦЕВА почему-то заменяются худшими. ГУЛЕВИЧ крепко поддерживал преподавателя философии ТЕЛЕЖНИКОВА. Когда ГУЛЕВИЧ уезжал в отпуск, он оставлял его за себя. 5-го ноября ГУЛЕВИЧ премировал ТЕЛЕЖНИКОВА как прекрасного преподавателя, а 7-го ноября ТЕЛЕЖНИКОВ был арестован как враг народа органами НКВД. ТЕЛЕЖНИКОВ сын белогвардейца, два брата его служили в армии Колчака.

Бытовые условия жизни студентов очень тяжелые. Помещения для общежития не хватает. Между тем, когда Главное Архивное Управление освободило этаж здания института, освобожденное помещение было распределено под кабинет директора, его заместителя и т.д.; с большим трудом удалось под нажимом вырвать под общежитие для студентов одну комнату.

Директор ГУЛЕВИЧ прибрал к рукам секретаря парткома РУЦКОГО и совместно с членом парткома - зав. аспирантурой КУЗНЕЦОВЫМ вершит всеми делами института. Партком был оторван от студенческой массы, не вникал в ее нужды, не поддерживал законные требования студентов.

В конце декабря прошлого год двое из нижеподписавшихся - АВЕТИСЯН и БЕЛИК подали на имя тов. БЕРИЯ заявление, в котором изложили плачевное состояние института. Каким-то образом это заявление попало в руки тов. МАЛЬЦЕВА, который 7-го января 1939 года вызвал к себе АВЕТИСЯНА и стал упрекать его в том, что он подал заявление на имя тов. БЕРИЯ, а не на его - МАЛЬЦЕВА - имя. АВЕТИСЯН ответил, что написал тов. БЕРИЯ потому, что МАЛЬЦЕВ все равно никаких бы мер не предпринял, так как он - МАЛЬЦЕВ - имел неоднократные сигналы от студентов о положении в институте, хорошо знал положение дел и тем не менее на протяжении 4-х лет ничего не сделал для того, чтобы улучшить состояние института.

В мае прошлого года тов. МАЛЬЦЕВ присутствовал на одном собрании студентов и вынужден был буквально бежать с собрания, очевидно, не выдержав той критики, которую развернули студенты. Положение оставалось таким же, как и было. Тогда АВЕТИСЯН написал статью в «Комсомольскую Правду». Эта статья появилась в газете 16-го февраля и была предметом обсуждения на общем собрании студентов, служащих и преподавательского персонала института в течение 3-х дней – 18 - 20 февраля. На общем собрании подтвердились не только факты, приведенные в статье, но было вскрыто много других безобразных фактов, рисующих исключительно скверное положение института как результат бездействия со стороны начальника Главного Архивного Управления тов. МАЛЬЦЕВА. Т.т. МАЛЬЦЕВ, ГУЛЕВИЧ, КУЗНЕЦОВ, РУЦКИЙ и еще кое-кто пытались вначале оспаривать приведенные в статье и в выступлениях студентов факты, но затем вынуждены были признать соответствие их действительности. В резолюции, принятой общим требованием, между прочим, записано:

«п.4. Собрание считает, что Главное Архивное Управление так же, как и раньше, продолжает стоять и теперь в стороне от руководства институтом и не принимает никаких мер к устранению вопиющих недостатков в работе института».

О положении института мы неоднократно ставили вопрос на партийных и общих собраниях в институте, в райкоме партии и т.д., однако никаких мер к оздоровлению института т. МАЛЬЦЕВЫМ не было принято.

Когда в «Комсомольской Правде» появилась статья АВЕТИСЯНА, ГУЛЕВИЧ занял позицию запугивания. МАЛЬЦЕВ пытался выгородить ГУЛЕВИЧА, а затем оба они хотели свалить всю вину на секретаря парткома РУЦКОГО, совершенно слабого и безвольного человека, намеренно выдвинутого секретарем парткома с тем, чтобы за его плечами ГУЛЕВИЧ и компания могли делать все, что хотели. Тов. МАЛЬЦЕВ пытался представиться наивным и даже заявил на всю аудиторию: «Вы нам сигнализируете, а мы наивно думали, что все обстоит благополучно».

Положение в институте продолжает оставаться серьезным. Некоторые из нас неоднократно беседовали с т. МАЛЬЦЕВЫМ о положении института, и все же т. МАЛЬЦЕВЫМ ничего не было сделано. Поэтому мы решили еще раз обратиться к Вам с просьбой принять меры.

Аветисян

Паньков

Гришина

Эпштейн

Старов

Белик

Горбунов

Филатов

ГА РФ. Ф.5325. Оп.2. Д.3559. Л.41-44. Первый экземпляр машинописи, без подписей.

4

Из стенограммы сообщения группы студентов и аспирантов Историко-архивного института на приеме у заместителя наркома внутренних дел СССР В.Н. Меркулова

23 февраля 1939 г.

Тов. АВЕТИСЯН.

В конце декабря 1938 года я и БЕЛИК подали заявление на имя товарища БЕРИЯ с изложением ряда фактов плохой работы Историко-Архивного Института, находящегося в ведении Главного Архивного Управления НКВД СССР.

17-го января 1939 года управляющий Главным Архивным Управлением т. МАЛЬЦЕВ вызвал меня и стал обвинять в том, - почему я написал заявление на имя тов. БЕРИЯ, а не на его имя, указывая, что факты, изложенные в заявлении, не соответствуют действительности.

Сигналов о плохой работе руководства института было очень много, а как обращались с ними – приведу пример: вчера мы были в канцелярии и обнаружили вечером, что все ящики стола ответственного секретаря института ХВОСТОВА открыты, а там были секретные документы из НКВД, из Финансового Управления, печать лит. «В». В этом столе мы обнаружили очень важный сигнал на преподавателя МАЙЗЕЛЬСА, написанный студентом четвертого курса т. ПШЕНИЦЫНЫМ. Эта докладная записка оказалась в папке с резолюциями директора ГУЛЕВИЧА, но без резолюции. Студент пишет о том, что преподаватель в своих лекциях клевещет на Советский Союз.

<…> По вопросу о ГУЛЕВИЧЕ МАЛЬЦЕВ говорил: вы знаете, что ТЕЛЕЖНИКОВА не принимал ГУЛЕВИЧ. Я говорю, что не знаю, но покажите приказ. ГУЛЕВИЧ знал, что ТЕЛЕЖНИКОВ – сын белогвардейца и был выгнан из Историко-философского института; у него два брата были в армии у Колчака. Потом такой факт: во время курса лекции ТЕЛЕЖНИКОВ говорит: «Я вам покажу, где раки зимуют» и «Я вас на сковороде поджарю». Об этом я заявлял ГУЛЕВИЧУ, но он говорит, что это не ваше дело, идите и занимайтесь. Так что все основания были убрать ТЕЛЕЖНИКОВА из института.

Мы писали заявление не только в отношении ГУЛЕВИЧА, а вообще о том, что у нас очень слабый преподавательский состав, например, ДЖИНЧАРАДЗЕ, МИНКИН, КАЛИСТРАТОВ, которые читают лекции. Раньше преподаватели были гораздо лучше, например, СПЕРАНСКИЙ, которого заменил ДЖИНЧАРАДЗЕ, затем его сменил КАЛИСТРАТОВ, который от имени института в пьяном виде появился в части Красной армии читать лекцию, его оттуда выгнали. Почти все лектора, которых убрали из других институтов, преподают у нас. Например, МИНКИНА выгнали из Московского областного педагогического института, где он читал историю народов, Конституцию. КАЛИСТРАТОВА также выгнали из Ивановского института и приняли у нас. Потом МИЛЬШТЕЙН, исключенный из партии, который читает у нас «средние века» и читает очень плохо, с рядом искажений. Об этом было написано в нашем заявлении на имя тов. БЕРИЯ. Потом было написано насчет плохих бытовых условий. Белье у нас меняется один раз в месяц (постельное). Мы написали об этом в «Комсомольскую Правду». После этого стало еще хуже. Руководство института просто искусственно создавало недовольство среди студентов. Утром, как правило, не было кипятка, который появлялся в часы, когда студенты заняты на лекциях и он не нужен.

МАЛЬЦЕВ четыре года работал в здании общежития института, но ни одного раза не был у студентов, и говорили, что он один раз с третьего этажа прислал телеграмму студентам.

При разговоре МАЛЬЦЕВА со мной относительно заявления, поданного на имя тов. БЕРИЯ, присутствовали СПЕРАНСКИЙ, КУЗНЕЦОВ и секретарь парткома РУЦКИЙ. МАЛЬЦЕВ говорил, что все это неверно и писать об этом не нужно было.

Тов. ПАНЬКОВ.

Я могу подтвердить то, что сказал АВЕТИСЯН. Во-первых, очень странный преподавательский состав - или это люди очень слабые, которые не могут преподавать, и если коммунисты, то или со взысканиями, или исключенные из партии. Эти люди принимались и принимаются директором института. У нас всеми вопросами приема, увольнения и т.д. руководит и ведает МАЛЬЦЕВ. Вот, например, преподаватель МИЛЮКОВ преподает историю партии, исключался из партии; МИЛЬШТЕЙН тоже исключен из партии, апеллировал 17-му съезду партии, но съезд отказал; преподаватель МАКСАКОВ имеет строгое партвзыскание.

Затем существовал полнейший зажим самокритики со стороны директора института и со стороны парткома в лице РУЦКОГО и КУЗНЕЦОВА.

Мы очень часто поднимали эти вопросы, и МАЛЬЦЕВ прекрасно знал о положении института, причем у нас это положение не один год. Но т. МАЛЬЦЕВ никаких мер не принимал и передоверил руководство директору. И вот сейчас получилось такое положение, что студенческая масса не доверяет директору.

Когда вышла эта статья, 17.2.1939 г. было созвано заседание парткома, но пришли все студенты и преподаватели и получилось общее собрание всего коллектива института. 18 - 19 февраля состоялось партсобрание. Партком и дирекция пытались опровергнуть факты, излагаемые в статье в «Комсомольской Правде». Директор ГУЛЕВИЧ заявил, что это - клевета и угрожал привлечь к ответственности через прокуратуру. При этом партком пытался зажать самокритику. 20.2.1939 г. было созвано общее собрание коллектива института. Собрание было бурное, потребовалось два дня.

Тов. ГРИШИНА.

Я лично состою в этой организации пять лет. В течение трех лет наша партийная организация обсуждала вопрос о том, что положение у нас в институте в руководстве парткома и дирекции - полнейшая семейственность.

Мы в 1937 году ставили вопрос о бывшем директоре СОКОЛОВЕ, он подписал платформу 93-х. Этот вопрос ставился на партийном собрании. Мы ставили вопрос о том, что руководство директора неправильное, что он вкупе с членами парткома зажимает самокритику, в институте царит система подкармливания и подхалимства. А КУЗНЕЦОВ - он был заведующим аспирантурой и преподаватель истории - и МИЛЮКОВ с пеной у рта защищали СОКОЛОВА, говорили, что мы ошибаемся и не имеем права его обвинять. А когда мы поставили вопрос с просьбой снять СОКОЛОВА с должности директора и вынести взыскание, то КУЗНЕЦОВ и МИЛЮКОВ чуть не сорвали собрание. Потом, когда проверили материалы, оказалось, что МИЛЮКОВ учился вместе с СОКОЛОВЫМ в одном институте, и картина стала ясна. Мы стали просить о снятии СОКОЛОВА, но ему вынесли только строгое взыскание. Затем, когда был процесс право-троцкистского блока и РЫКОВ в своем выступлении сказал, что участники платформы 93-х являются контрреволюционерами, то мы заявили парткому, а что вы предпримите? Нам сказали, что СОКОЛОВ болен и не является. Мы все время считали, что он состоит на партучете у нас.

Затем КУЗНЕЦОВ признался, что он был не прав, защищая СОКОЛОВА, и вот позавчера апеллировал к общему собранию и потом заявил: «Вы меня упрекаете в том, что я защищал СОКОЛОВА, а он до сих пор является членом партии и с него снято взыскание». В каком положении очутились мы? Оказывается, члены парткома ходили в Комиссию Партийного Контроля, там сняли взыскание с СОКОЛОВА и незаметным образом сняли с учета у нас. Ряд студентов, которые на протяжении ряда лет замечали безобразия, называли клеветниками.

Когда СОКОЛОВА убрали, пришел новый директор ОВЧИННИКОВ, который вел линию на то, чтобы убрать корешки СОКОЛОВА. И вот КУЗНЕЦОВ, МИЛЮКОВ и СУЛЕЕВ увидели, что их тоже уберут из института и начали бешеную травлю против ОВЧИННИКОВА. Последний также сделал, в свою очередь, много неправильного в отношении учебной работы. ОВЧИННИКОВА убрали, КУЗНЕЦОВ и СУЛЕЕВ остались и играют главную скрипку в институте. Аспирант СУЛЕЕВ получил год отсрочки потому, что вел борьбу против ОВЧИННИКОВА.

После ОВЧИННИКОВА директором института был назначен МАЛЬЦЕВЫМ ГУЛЕВИЧ. Мы возмущались все время, почему наш партком не занимался партийной работой, не занимался воспитанием студентов.

Когда собирался партком, то все сводилось к тому, чтобы показать, что все спокойно. Когда на партийном собрании ставили доклад директора института ГУЛЕВИЧА, были выступления членов партии о серьезных неполадках и недостатках в работе института. КУЗНЕЦОВ и СУЛЕЕВ срывали критику, по двадцать раз выступали с предложениями, поправками и добивались того, что принимали резолюцию о том, что работа удовлетворительная. Они заранее уже знали о всех сигналах. Когда появилась статья в «Комсомольской Правде», они нервно реагировали на нее. Они говорили, что это полнейшая клевета, на следующий день позвонили в редакцию, что статья совершенно неверная. Затем, когда созвали расширенный партком и пришли все студенты, то выявился полнейший отрыв парткома от массы студентов. Дело дошло до того, что сидящие в президиуме члены парткома нервничали, пытались сорвать собрание. Они не хотели дать выступить некоторым товарищам, в частности бывшему студенту тов. СОФИНОВУ, который кончил в этом году и хотел выступить. Они знали, что он будет критиковать их и не хотели дать ему слова. Только после вмешательства секретаря Московского Комитета Комсомола т. СЕДОВА, СОФИНОВУ дали слово.

<…>

Тов. ЭПШТЕЙН.

Наше руководство института совершенно не пользуется авторитетом у студентов.

После того, как мы перешли в ведение НКВД, никакого улучшения не чувствуется, вообще нет никаких изменений, ГАУ ничего не сделало для оздоровления института. Директор бездушно относится к требованиям студентов и это вызывает недовольство. Институт не может находиться в таком положении, сейчас нет аудиторий, студенты, где раздеваются, там и занимаются. Неудовлетворительна также постановка учебной работы: большинство педагогов очень слабо, просто не подходят для преподавания в институте, а ведь из нас готовят работников идеологического фронта, поэтому сейчас должны особо усилить марксистско-ленинское воспитание молодежи. Директор же института не является другом молодежи и не занимается воспитанием молодежи, а у нас имеются все возможности для того, что бы сделать институт знатным - молодежь неплохая.

Тов. СТАРОВ.

Я был несколько раз у МАЛЬЦЕВА, который является начальником ГАУ в течение 4-х лет, и все эти годы положение не изменилось к лучшему, если были отдельные моменты улучшения, то потом становилось еще хуже. Мне кажется, что основным тормозом является ГАУ и фактически МАЛЬЦЕВ, к которому студенты относятся без доверия. Он выступал на собрании три раза и обещал исправить положение, которое до сих пор не изменилось. Ну, как он держал себя. О том, что помещения не хватает, о том, что общежитие не вмещает студентов, в маленьких комнатах живут по 16 - 17 человек - он знал и должен был принять меры. На сигналы о том, что нет помещения, он ответил тем, что в помещении, которое имеется, вполне можно поместиться.

Мне кажется, что если сейчас заняться институтом, то в первую очередь надо поставить директором нового, проверенного и авторитетного человека.

Тов. БЕЛИК.

Я скажу о том, что институт сейчас не справляется с теми задачами, и которые поставлены перед ним партией и советским правительством. Наш институт имеет очень серьезное значение, но в данных условиях не соответствует своим задачам. Как уже говорили товарищи, на протяжении всего времени, с которого существует институт, существует затхлая атмосфера, зажим критики и самокритики. Здесь за весь период существования института существует группа людей, которая мешает делу улучшения работы института - это КУЗНЕЦОВ, ОБДИРКИН, СУЛЕЕВ, ГУЛЕВИЧ и др.

Каково настроение студентов? У нас атмосфера удушающая. В нашем институте нужен большевистский порядок. Студенты просят, чтобы органы НКВД навели в институте большевистский порядок. ГАУ во главе с МАЛЬЦЕВЫМ абсолютно не интересовался институтом, для него безразлично - существует институт или нет. МАЛЬЦЕВ очень редко бывает на собраниях.

Я скажу еще несколько слов о том, как встретили руководители нашего института заметку в «Комсомольской Правде». В институте существовала такая затхлая атмосфера, что никак нельзя было выступить с большевистской критикой. Когда появилась статья в «Комсомольской Правде», то студенты начали поздравлять смельчаков, которые первые начали и не побоялись выступить. До этого никто не имел права критиковать партком и говорить, что он не занимается делом.

Дальше. Как была поставлена работа в общежитиях? Студенты не знают, где они могут культурно отдохнуть. В Красном уголке, если это можно назвать Красным уголком, организуются пьянки, которые были и в общежитиях. Об этих фактах ставился вопрос на комитете комсомола. Тов. ФИЛАТОВ из комитета комсомола поставил вопрос перед парторганизацией, но он был замят.

Для оздоровления института нужно убрать оттуда некоторых лиц, главным из них является КУЗНЕЦОВ, потом СУЛЕЕВ, ОБДИРКИН и другие. Затем нужно, чтобы ГАУ занялось серьезным и тщательным подбором кадров, т.к. с такими кадрами, какие у нас, нельзя дать настоящих работников.

Тов. ГОРБУНОВ.

Здесь много говорили о положении института и на такое положение нужно обратить внимание.

Когда возникло дело с заметкой, ГУЛЕВИЧ занял позицию запугивания, но в конце концов был вынужден признаться, и признался формально. Были попытки со стороны МАЛЬЦЕВА выгородить ГУЛЕВИЧА. Я за МАЛЬЦЕВЫМ наблюдаю в течение 5 лет и он ведет себя странно, прикидывается наивным. На собрании он заявил: «Вы нам сигнализируете, а мы думали, что все благополучно; сменим директора и все будет хорошо». Это он заявил на всю аудиторию. Но здесь дело не в наивности. Они кладут под сукно все заявления и искусственно создают все эти трудности. Не случайны эти слабые кадры, это отражается и на периферии, откуда приезжают ребята и в ряде вопросов не могут разобраться. Эти вопросы давно поднимались в институте. Положение таково, что мы учимся без программы, без пособий и т.д.

Относительно жилого помещения я хотел сказать. Когда приходят из райкома комсомола, ему сейчас же показывают объем помещения - столько-то метров на столько-то человек. Оказывается, что норма отвечает количеству человек. А когда проверили, то оказались эти нормы дутыми. Это нельзя считать случайностью.

<…>

Тов. ФИЛАТОВ.

Мне кажется, что положение исключительно серьезное в институте, и я просто сомневаюсь в политической физиономии руководителей, а именно: ГУЛЕВИЧА, КУЗНЕЦОВА, РУЦКОГО и самого МАЛЬЦЕВА. Например, взять зачетную сессию, самый разгар зачетной сессии, когда мысли людей сосредоточены на том, чтобы сдать зачет, в этот разгар зачетов начинается переселение студентов и здесь буквально начинается издевательство над людьми. Был такой случай: пришла комсомолка, плачет, говорит, что издеваются над ней. У нее больной ребенок, а ее заставляют переселяться, причем это было во время зачетной сессии, она переселялась два раза и до этого еще два раза.

Теперь в отношении МАЛЬЦЕВА. Я несколько раз заявлял и сигнализировал ему, а также заявляли и другие студенты, но он не принимал мер, не интересовался бытом студентов.

Аветисян

Паньков

Гришина

Эпштейн

Старов

Белик

Горбунов

Филатов

ГА РФ. Ф.5325. Оп.2. Д.3559. Л.8-23. Первый экземпляр машинописи, без подписей.

 

Источник: http://www.nivestnik.ru/2002_1/19.shtml

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
×
×
  • Create New...