Jump to content

Казаковы и Апанаевы - татарские предприниматели и общественные деятели


Recommended Posts

  • Replies 76
  • Created
  • Last Reply

Top Posters In This Topic

Фото 2. NN молодой человек (кто-то из семейства Апанаевых ?). Г.Ф. Локке. Казань. 1890-е (?) гг.

 

Судя по надписям на обороте на русском «Апанаев...» и на татарском арабскими буквами «Мулла Абдулла Апанаев эфенди ... Мухаммад Захир Бакиев(?)...» на фото может быть либо Апанаев Абдулла (Габдулла) Абдулкаримович (15 марта 1862 - 25 июня 1919) - выдающийся татарский общественный, политический и религиозный, деятель, талантливый публицист и педагог-новатор, либо Апанаев Абдулла Мухаметюсупович (1873 - 28.09.1937) - крупный татарский предприниматель и общественный деятель (см. ниже).

В пользу 1-й версии косвенно говорит тот факт что человек на фото назван муллой, а Абдулла Абдулкаримович Апанаев после окончания учёбы был назначен вторым муллой, а затем и имам-хатыбом Юнусовской мечети в Казани. Абдулла Мухаметюсупович Апанаев муллой, насколько известно, не был. С другой стороны, ранняя биография А.М. Апанаева не известна и если он оканчивал медресе, то мог именоваться муллой в уважительном смысле.

Link to post
Share on other sites

Фото 19. Двое моряков - черноморец и член экипажа подводной лодки «Ягуар» (?). 17.11.1919 г.

 

Судя по упоминанию в надписи на обороте (... «Муса») на фото может быть представлен (1-й слева ?) Муса Абдуллаевич Апанаев, сын Абдуллы и Зулейхи Апанаевых, в период службы на флоте(в экипаже подводной лодки «Ягуар»?). После окончания Гражданской войны Муса Апанаев долгое время работал фотокорреспондентом казанских газет и журналов, умер в начале 1930-х гг. Брат Гайши Апанаевой.

Link to post
Share on other sites

Фото 12. NN мужчина. С.Карягин. г. Астрахань. 25.01.1903 г.

 

Судя по упоминанию в надписи на татарском арабскими буквамина обороте («...Абдулла Апанаев...»), на фото может быть изображен Абдулла Мухаметюсупович Апанаев (1873 - 28.09.1937). Муж Зулейхи Казаковой (Апанаевой) и отец Мусы Апанаева.

Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...
29.11.2020 в 21:07, Иосиф сказал:

Я - потомок Апанаевых и Хусаиновых (Оренбург) по женской линии. У меня есть интересные сведения и фотографии тех лет

Очень интересно! Было бы замечательно дополнить тему вашими материалами! Возможно, вы могли бы также помочь идентифицировать кого-нибудь из людей на данных фото?

Edited by sulejm34
Link to post
Share on other sites
  • 2 months later...

Фото 2, 2а и 2б написано: от Мухаммадзагира Бигиева мулле Габдулле Апанаеву 

Два матроса: другу Ягькубу 

17 Мусе на память Рукаййа 

12 тоже Габдулле  Апанаеву 

Жаль нет фото самого Апанаева, расстрелянного в 1919 год. Вологодское фото очень некачественное.

Link to post
Share on other sites
2 часа назад, ruskhabib сказал:

Фото 2, 2а и 2б написано: от Мухаммадзагира Бигиева мулле Габдулле Апанаеву

Огромное спасибо за прочтение и перевод надписей!  

Таким образом, получается, на фото изображён Мухаммедзахир Яруллович Бигиев (1870-1902)  - татарский писатель, зачинатель татарской реалистической прозы, общественный и религиозный деятель, с 1890 по 1902 гг. служивший имамом  в г. Ростов-на Дону,  старший брат  Мусы Ярулловича Бигиева (1873-1949), выдающегося татарского философа-богослова, публициста и одного из лидеров джадидизма.

Возможно, фото было сделано и  подарено в период учёбы М.-З. Бигиева в Приозёрном медресе в Казани ?

Link to post
Share on other sites
3 часа назад, ruskhabib сказал:

По моему тут ещё и Алкины, на последнем фото Зулейха Алкина

Возможно, имеется ввиду Зулейха - дочь коллежского советника, вице-полицмейстера Казани мурзы Шагиахмета Алкина. Как и ее сестра Хадича, получила домашнее образование. Единокровная сестра татарского политического деятеля, присяжного поверенного, депутата Государственной думы I созыва от Казанской губернии Сеид-Гирея Шагиахметовича Алкина (1867-1919). По определению Казанского дворянского депутатского собрания от 17 мая 1841 г. род Алкиных внесен в III часть дворянской родословной книги Казанской губернии.  

Возможно, у вас есть больше информации о ней ?

Link to post
Share on other sites
3 часа назад, ruskhabib сказал:

17 Мусе на память Рукаййа

Нет ли у вас предположений о том, кто может быть эта Рукайя?

Link to post
Share on other sites
3 часа назад, ruskhabib сказал:

12 тоже Габдулле  Апанаеву

А нет ли у вас версий расшифровки автографа того, кто изображён на снимке? Или может что есть в самом тексте на татарском?

Link to post
Share on other sites
3 часа назад, ruskhabib сказал:

Жаль нет фото самого Апанаева, расстрелянного в 1919 год. Вологодское фото очень некачественное.

Из имеющихся в архиве фото идентифицированными остались, к примеру, двое на фото № 3. Чисто теоретически сидящий на фото по возрасту может подходить. Но сравнить, к сожалению, не с чем. Фотографий муллы Абдуллы Апанаева в молодости как я понимаю, не известно.

Link to post
Share on other sites

Бигиев Мухаммедзахир Яруллович (1870-1902)  - татарский писатель, зачинатель татарской реалистической прозы, общественный и религиозный деятель.  С 1890 по 1902 гг. имам соборной мечети г. Ростова-на Дону, у истоков строительства которой он же и стоял.  Окончил Приозёрное (Кульбуе) медресе в г. Казани. Старший брат  Мусы Ярулловича Бигиева (1873(?) - 1949) -  выдающегося татарского философа-богослова, публициста и одного из лидеров джадидизма.

 

        «Захир (Мухаммедзахир) Яруллович Бигиев родился в 1870 г. в г. Ростове-на-Дону, в семье муллы. Начал учиться в русской школе. В 1881 г. умер отец, и мать переводит сына из русской школы в мусульманское медресе. В отроческие годы сильно увлекается русской литературой. Почта одновременно с М.Акъегетзаде, в 1886-1887 гг., используя конструкцию и интригу русской повести «Охота за миллионами», пишет свой первый роман «влуф, яки гузэл кыз Хадичэ» («Тысячи, или красавица Хадича») и направляется в Казань, чтобы опубликовать свое произведение. В том же 1887 г. роман был издан. Автор остается в Казани, продолжает свое мусульманское образование. По своим наблюдениям за казанским обществом и жизнью медресе, подражая некоторым интригам русского романа «Петербургские трущобы», создает роман «Г'енаЬе кэбаир» (1889, «Великие грехи»), изданный в 1890 г.

           В 1891 г. возвращается в Ростов, становится муллой. Здесь в 1891 -1892 гг. создает два новых романа — продолжение «Великих грехов» — «Каткля» («Убийца») и «Мертэт» («Вероотступник»). К сожалению, эти романы не смогли пробиться в печать, а рукописи где-то затерялись. В 1893 г. 3.Бигиев совершает поездху в Среднюю Азию, затем пишет о своем круизе книгу путешествия «Мэвара-эннэЬэрдэ саяхэт» («Путешествие в Мавареннахре»). Книга была издана только в 1908 г. Серьезные попытки писателя получить разрешение на издание газеты на татарском языке не увенчались успехом. О творческих опытах последугющих лет известия не сохранились. Трагически погиб в расцвете лет в 1902 г. Ходят слухи, что был избит до смерти, видимо умышленно, как мусульманский священник-прогрессист разъяренной толпой черносотенцев во время Ростовской стачки. Видимо, чтобы скрыть правду, задним числом, были сфабрикованы слухи об отравлении его женой. А в современных биографиях пишут, что он впал в меланхолию и наложил на себя руки.

         В обращении З.Бигиева к сюжетным схемам и интригам произведений русской литературы есть нечто, напоминающее обращение писателей эпохи Просвещения к «восточным» сюжетам. «Сюжет» воспринимается лишь как материал иллюстрации идеи, как бы уподобляется живому факту жизни. Он пронизывается, пропитывается новыми этнографическими реалиями, мотивами и идейно-эстетическими идеалами из современной жизни родного народа. Таким путем — использованием разработанного клише — как бы акцентируется, еще более выпячивается острота постановки вопроса и универсальность оригинального материала. Произведения З.Бигиева были восприняты читателями как глубоко национальные, высокоталантливые, оригинальные, приключенческо-занимательные произведения, картины-сгустки современной татарской жизни, что подтверждается появлением их второго издания уже в 1896 г.

       Как и М.Акъегетзаде, З.Бигиев был первопроходцем, «пророком» нового направления, нового этапа в литературе. Все оценки, все определения значения произведения М.Акъе-гетзаде действительны и в отношении произведений З.Бигиева. Их перечисление было бы простым повторением сказанного. Кроме параллельного повторения и закрепления этих достижений З. Бигиев своими произведениями обогатил новое направление жанром авантюрного и детективного романа, расширил и упрочил позиции реализма.

Источник: Гайнутдинов, Масгут Валиахметович «Татарская литература XIX века (Идейно-художественный генезис и исторические судьбы)»/ Диссертация на соискание степени доктора филологических наук, Казань, 2000 г. //

http://cheloveknauka.com/tatarskaya-literatura-xix-veka-ideyno-hudozhestvennyy-genezis-i-istoricheskie-sudby#ixzz6lASRKiNM

 

Известный и неизвестный Захир Бигиев

      Мухаммад-Захир Бигиев — зачинатель татарской прозы Нового времени, родился в 1870 году в Ростове-на-Дону. Впрочем, сведения о годе рождения не есть истина в последней инстанции: названный когда-то его младшим братом, не менее известной личностью — татарским богословом Мусой Бигиевым, год рождения был выведен, согласно мнению татарских литературоведов, на основе одного из произведений Захира Бигиева, где он вскользь говорит о своем возрасте.

     Мухаммад-Захир был не только писателем, а еще вел огромную работу по пропаганде и защите Ислама от необоснованных нападок миссионеров, вел с ними переписку, принимал активное участие в богословских дискуссиях, где отстаивал свою точку зрения.

Род Захира Бигиева уходит корнями к татарам-мишарам Пензенской губернии. Его отец, ахун Ярулла б. Абдалкарим Бигиев, был родом из деревни Кикино Чембарского уезда Пензенской губернии (ныне село Кикино Каменского района Пензенской области). Поэтому, наверное, на вопрос: «Из каких мест?» — Захир Бигиев отвечал: «Из Пензенской губернии, из Чембара» (ныне г. Белинский Пензенской области), считая себя чембарцем.

      Ярулла Бигиев был хорошо образованным человеком. Помимо того, что он обладал глубокими знаниями в области мусульманского богословия, он прекрасно владел русским языком, знал русскую культуру и литературу. Примерно в 1860-е годы он попал в поле зрения тогдашнего муфтия Салимгирея Тефкилева, которому понравилась образованность молодого муллы из Кикина. Ярулле Бигиеву было предложено приехать в Ростов-на-Дону и возглавить там местную мусульманскую общину. Предложение было принято и Ярулла Бигиев с семьей переселился в Ростов. Именно там и родился будущий татарский писатель.

       Еще при жизни глава семейства хотел, чтобы его дети получили светское образование, поэтому Захира и отдали в русскую гимназию. Учеба не прошла для него даром: мальчик в совершенстве изучил русский язык, неплохо знал и французский. Позже газета «Казанский телеграф» писала о нем: «Мухаммедзагир Бигиев — молодой человек, получивший образование в высшей духовной школе; русским языком владеет так же хорошо, как настоящий русский, образованный, умеющий вести полемические дискуссии».

       Мать Захира Бигиева считала, что татарину без мусульманского образования не обойтись, и после смерти мужа отдала сына в местное медресе. В 1886 году юноша приехал в Казань и поступил в Приозерное медресе, где проучился около пяти лет. Там он получил хорошее богословское образование, изучил арабский, персидский и турецкий языки. Также он продолжал интересоваться русской и зарубежной литературой и все свободное время посвящал чтению. Все это пробудило в нем желание самому взяться за перо, и шестнадцатилетний юноша пишет свой первый роман «Тысячи, или красавица Хадича» («Олюф, яки гузэл кыз Хэдичэ»). Написанное в детективном жанре, это произведение было опубликовано в Казани в 1887 году и вызвало волну критики, а сам писатель был подвергнут остракизму. Художественные достоинства романа здесь были ни при чем, скорее всего, негативную реакцию вызвало само содержание первого татарского детектива, сугубо светского по духу.

       Неудача не сломила молодого писателя; он продолжил свои опыты в области художественной литературы. Спустя три года выходит еще одно крупное прозаическое произведение Бигиева — «Великие грехи» («Гонаhе кэбаир»), которое дало возможность говорить об авторе как о зрелом, сформировавшемся писателе. На выход нового романа откликнулась газета «Тарджеман», которая устами ее редактора Исмаила Гаспринского отмечала, что «это произведение наряду с произведениями Каюма Насыри должно быть причислено к плодам нового литературного направления, как по языку, так и по содержанию».

        В начале 1890-х Захир Бигиев покидает Казань и переезжает в Ростов. Там он служит муллой в местной мечети, а все свободное время посвящает написанию новых книг и религиозным спорам, до которых он был большой охотник. В 1893 году он совершает путешествие по Туркестану, результатом которого становится новое большое произведение, публицистический очерк «Путешествие по Междуречью» («Мавэраэннэхердэ сэяхэт»). Одновременно он готовит к печати два романа —«Вероотступник» («Мортэд») и «Убийца» («Катыйлэ»), рукописи которых позже были утеряны.

        В эти годы Захир Бигиев становится известным в Ростове диспутантом. Выступая в защиту мусульманской веры, он принимает активное участие в различных богословских дискуссиях, о чем сообщали даже столичные газеты.

        Не удовлетворяясь живой дискуссией, Захир Бигиев затевает и заочные споры. Нам известна его переписка с казанским миссионером Евфимием Маловым (1835–1918), с которым он познакомился еще в годы учебы в Казани.

       До сих пор оставался неизвестным тот факт, что Малов вел подробные дневники, в которых фиксировал самые мелкие, даже порой незначительные события дня. Эти дневники сейчас находятся в частных и государственных архивах Казани и представляют большой интерес для истории татарского народа. Согласно дневниковым записям, первая встреча миссионера и тогдашнего шакирда состоялась осенью 1887 года. Бигиев пришел к нему со своей новой книгой «Тысячи, или красавица Хадича», которую Малов приобрел наряду с другими татарскими книгами. Надо думать, что визит не ограничился лишь куплей-продажей, а состоялась богословская дискуссия, которую Бигиев затевал при каждой удобной возможности. Через полгода, весной 1888 года, уже сам Евфимий Малов посещает Бигиева по месту его учебы и оставляет в дневнике следующую запись: «Новый мой знакомый Ярулла Бигиев свободно владеет русским языком, так что трудно подметить даже неправильный акцент. /.../ мой знакомый отрекомендовался, что и он желает быть миссионером (исламским)».

       В 1891 году Захир Бигиев пишет Малову из Ростова о том, что он ведет «религиозные споры с местными священниками» и что местные власти рекомендовали больше не вступать с ним в споры. «Прения кончились, и мне никакого вреда не было», — пишет Бигиев. В следующем письме, датированном 2 июня этого же года, татарский писатель благодарит Малова за присланные им книги миссионерского содержания, но наряду с этим высказывает и несколько критических замечаний: «Евфимий Александрович!.. Извините и простите меня! Неверные потонули в море заблуждений, в море безверия, беспечности и невежества, но то несомненно, что самая истинная вера есть вера Ислам (как говорится в Коране: «подлинно вера перед Богом есть Ислам»). /.../ Подобно этому и сильные миссионеры («Мы закрыли их и они не могут видеть!», Коран 36:8), («в чужом глазу сучок замечают, а в своем бревна не видят»), не находя никаких важных недостатков и ошибок в ясной мухаммеданской религии, гибнут в море заблуждений, безверия, беспечности и невежества».

        Из писем к Малову мы узнаем и некоторые подробности биографии Бигиева. В одном из своих посланий он пишет, что болеет «грудной болезнью» и поэтому живет не в Ростове, а на даче в Кубанской области, в деревне Нижней Стеблевке (Гривной). Также он сообщает о своем литературном творчестве, что его роман «Катыйлэ» был отвергнут цензурой. Несмотря на болезнь, Бигиев горит желанием вновь встретиться с Маловым в Казани и пообщаться на тему взаимоотношений христианской и мусульманской религий. Такая встреча состоялась осенью 1896 года в Казани. Долгие споры не привели к какому-либо результату — каждый остался при своем мнении, о чем подробно написано в дневниках Малова.

        Захир Бигиев скончался в Ростове в 1902 году. Отсутствие точных данных о том, как он закончил свои последние дни, породило множество самых разнообразных слухов и кривотолков. Самые популярные из них гласили, что татарский писатель покончил жизнь самоубийством или что его убила жена в то время, когда он спал. Побывавшие в 1950–1960-х годах в Ростове казанские ученые рассказывали со слов местных татар, что на самом деле Бигиев погиб от рук местных черносотенцев, а история с женой была придумана жандармерией для отвода глаз.

        «Спи безмятежно в могиле, ты для друзей не погас / Неоценимый при жизни, ныне ты дорог для нас», — писал о Бигиеве известный татарский поэт Габдулла Тукай. Эти слова, написанные сто лет назад, до сих пор не потеряли своей актуальности, как и не потеряло своей актуальности творчество зачинателя татарской реалистической литературы Мухаммад-Захира Бигиева.

Материал опубликован в еженедельной всероссийской газете "Медина аль-Ислам", № 12

Источник: http://islamrf.ru/news/culture/legacy/4324

Бигиев 3.jpg

Бигиев 1.jpg

Бигиев 2.jpg

Link to post
Share on other sites
3 часа назад, ruskhabib сказал:

По моему тут ещё и Алкины, на последнем фото Зулейха Алкина

Имеете ввиду фото № 22 ?

Link to post
Share on other sites
10 часов назад, sulejm34 сказал:

Имеете ввиду фото № 22 ?

Да,да, а на предыдущей похоже написано Алкина Хусни. 

А на самой первой написано Шамиль Марьям. Но странно написано, как на янаимля

Link to post
Share on other sites
10 часов назад, sulejm34 сказал:

Бигиев Мухаммедзахир Яруллович (1870-1902)  - татарский писатель, зачинатель татарской реалистической прозы, общественный и религиозный деятель.  С 1890 по 1902 гг. имам соборной мечети г. Ростова-на Дону, у истоков строительства которой он же и стоял.  Окончил Приозёрное (Кульбуе) медресе в г. Казани. Старший брат  Мусы Ярулловича Бигиева (1873(?) - 1949) -  выдающегося татарского философа-богослова, публициста и одного из лидеров джадидизма.

 

 

        «Захир (Мухаммедзахир) Яруллович Бигиев родился в 1870 г. в г. Ростове-на-Дону, в семье муллы. Начал учиться в русской школе. В 1881 г. умер отец, и мать переводит сына из русской школы в мусульманское медресе. В отроческие годы сильно увлекается русской литературой. Почта одновременно с М.Акъегетзаде, в 1886-1887 гг., используя конструкцию и интригу русской повести «Охота за миллионами», пишет свой первый роман «влуф, яки гузэл кыз Хадичэ» («Тысячи, или красавица Хадича») и направляется в Казань, чтобы опубликовать свое произведение. В том же 1887 г. роман был издан. Автор остается в Казани, продолжает свое мусульманское образование. По своим наблюдениям за казанским обществом и жизнью медресе, подражая некоторым интригам русского романа «Петербургские трущобы», создает роман «Г'енаЬе кэбаир» (1889, «Великие грехи»), изданный в 1890 г.

           В 1891 г. возвращается в Ростов, становится муллой. Здесь в 1891 -1892 гг. создает два новых романа — продолжение «Великих грехов» — «Каткля» («Убийца») и «Мертэт» («Вероотступник»). К сожалению, эти романы не смогли пробиться в печать, а рукописи где-то затерялись. В 1893 г. 3.Бигиев совершает поездху в Среднюю Азию, затем пишет о своем круизе книгу путешествия «Мэвара-эннэЬэрдэ саяхэт» («Путешествие в Мавареннахре»). Книга была издана только в 1908 г. Серьезные попытки писателя получить разрешение на издание газеты на татарском языке не увенчались успехом. О творческих опытах последугющих лет известия не сохранились. Трагически погиб в расцвете лет в 1902 г. Ходят слухи, что был избит до смерти, видимо умышленно, как мусульманский священник-прогрессист разъяренной толпой черносотенцев во время Ростовской стачки. Видимо, чтобы скрыть правду, задним числом, были сфабрикованы слухи об отравлении его женой. А в современных биографиях пишут, что он впал в меланхолию и наложил на себя руки.

         В обращении З.Бигиева к сюжетным схемам и интригам произведений русской литературы есть нечто, напоминающее обращение писателей эпохи Просвещения к «восточным» сюжетам. «Сюжет» воспринимается лишь как материал иллюстрации идеи, как бы уподобляется живому факту жизни. Он пронизывается, пропитывается новыми этнографическими реалиями, мотивами и идейно-эстетическими идеалами из современной жизни родного народа. Таким путем — использованием разработанного клише — как бы акцентируется, еще более выпячивается острота постановки вопроса и универсальность оригинального материала. Произведения З.Бигиева были восприняты читателями как глубоко национальные, высокоталантливые, оригинальные, приключенческо-занимательные произведения, картины-сгустки современной татарской жизни, что подтверждается появлением их второго издания уже в 1896 г.

       Как и М.Акъегетзаде, З.Бигиев был первопроходцем, «пророком» нового направления, нового этапа в литературе. Все оценки, все определения значения произведения М.Акъе-гетзаде действительны и в отношении произведений З.Бигиева. Их перечисление было бы простым повторением сказанного. Кроме параллельного повторения и закрепления этих достижений З. Бигиев своими произведениями обогатил новое направление жанром авантюрного и детективного романа, расширил и упрочил позиции реализма.

Источник: Гайнутдинов, Масгут Валиахметович «Татарская литература XIX века (Идейно-художественный генезис и исторические судьбы)»/ Диссертация на соискание степени доктора филологических наук, Казань, 2000 г. //

http://cheloveknauka.com/tatarskaya-literatura-xix-veka-ideyno-hudozhestvennyy-genezis-i-istoricheskie-sudby#ixzz6lASRKiNM

 

 

 

Известный и неизвестный Захир Бигиев

 

      Мухаммад-Захир Бигиев — зачинатель татарской прозы Нового времени, родился в 1870 году в Ростове-на-Дону. Впрочем, сведения о годе рождения не есть истина в последней инстанции: названный когда-то его младшим братом, не менее известной личностью — татарским богословом Мусой Бигиевым, год рождения был выведен, согласно мнению татарских литературоведов, на основе одного из произведений Захира Бигиева, где он вскользь говорит о своем возрасте.

     Мухаммад-Захир был не только писателем, а еще вел огромную работу по пропаганде и защите Ислама от необоснованных нападок миссионеров, вел с ними переписку, принимал активное участие в богословских дискуссиях, где отстаивал свою точку зрения.

Род Захира Бигиева уходит корнями к татарам-мишарам Пензенской губернии. Его отец, ахун Ярулла б. Абдалкарим Бигиев, был родом из деревни Кикино Чембарского уезда Пензенской губернии (ныне село Кикино Каменского района Пензенской области). Поэтому, наверное, на вопрос: «Из каких мест?» — Захир Бигиев отвечал: «Из Пензенской губернии, из Чембара» (ныне г. Белинский Пензенской области), считая себя чембарцем.

      Ярулла Бигиев был хорошо образованным человеком. Помимо того, что он обладал глубокими знаниями в области мусульманского богословия, он прекрасно владел русским языком, знал русскую культуру и литературу. Примерно в 1860-е годы он попал в поле зрения тогдашнего муфтия Салимгирея Тефкилева, которому понравилась образованность молодого муллы из Кикина. Ярулле Бигиеву было предложено приехать в Ростов-на-Дону и возглавить там местную мусульманскую общину. Предложение было принято и Ярулла Бигиев с семьей переселился в Ростов. Именно там и родился будущий татарский писатель.

       Еще при жизни глава семейства хотел, чтобы его дети получили светское образование, поэтому Захира и отдали в русскую гимназию. Учеба не прошла для него даром: мальчик в совершенстве изучил русский язык, неплохо знал и французский. Позже газета «Казанский телеграф» писала о нем: «Мухаммедзагир Бигиев — молодой человек, получивший образование в высшей духовной школе; русским языком владеет так же хорошо, как настоящий русский, образованный, умеющий вести полемические дискуссии».

       Мать Захира Бигиева считала, что татарину без мусульманского образования не обойтись, и после смерти мужа отдала сына в местное медресе. В 1886 году юноша приехал в Казань и поступил в Приозерное медресе, где проучился около пяти лет. Там он получил хорошее богословское образование, изучил арабский, персидский и турецкий языки. Также он продолжал интересоваться русской и зарубежной литературой и все свободное время посвящал чтению. Все это пробудило в нем желание самому взяться за перо, и шестнадцатилетний юноша пишет свой первый роман «Тысячи, или красавица Хадича» («Олюф, яки гузэл кыз Хэдичэ»). Написанное в детективном жанре, это произведение было опубликовано в Казани в 1887 году и вызвало волну критики, а сам писатель был подвергнут остракизму. Художественные достоинства романа здесь были ни при чем, скорее всего, негативную реакцию вызвало само содержание первого татарского детектива, сугубо светского по духу.

       Неудача не сломила молодого писателя; он продолжил свои опыты в области художественной литературы. Спустя три года выходит еще одно крупное прозаическое произведение Бигиева — «Великие грехи» («Гонаhе кэбаир»), которое дало возможность говорить об авторе как о зрелом, сформировавшемся писателе. На выход нового романа откликнулась газета «Тарджеман», которая устами ее редактора Исмаила Гаспринского отмечала, что «это произведение наряду с произведениями Каюма Насыри должно быть причислено к плодам нового литературного направления, как по языку, так и по содержанию».

        В начале 1890-х Захир Бигиев покидает Казань и переезжает в Ростов. Там он служит муллой в местной мечети, а все свободное время посвящает написанию новых книг и религиозным спорам, до которых он был большой охотник. В 1893 году он совершает путешествие по Туркестану, результатом которого становится новое большое произведение, публицистический очерк «Путешествие по Междуречью» («Мавэраэннэхердэ сэяхэт»). Одновременно он готовит к печати два романа —«Вероотступник» («Мортэд») и «Убийца» («Катыйлэ»), рукописи которых позже были утеряны.

        В эти годы Захир Бигиев становится известным в Ростове диспутантом. Выступая в защиту мусульманской веры, он принимает активное участие в различных богословских дискуссиях, о чем сообщали даже столичные газеты.

        Не удовлетворяясь живой дискуссией, Захир Бигиев затевает и заочные споры. Нам известна его переписка с казанским миссионером Евфимием Маловым (1835–1918), с которым он познакомился еще в годы учебы в Казани.

       До сих пор оставался неизвестным тот факт, что Малов вел подробные дневники, в которых фиксировал самые мелкие, даже порой незначительные события дня. Эти дневники сейчас находятся в частных и государственных архивах Казани и представляют большой интерес для истории татарского народа. Согласно дневниковым записям, первая встреча миссионера и тогдашнего шакирда состоялась осенью 1887 года. Бигиев пришел к нему со своей новой книгой «Тысячи, или красавица Хадича», которую Малов приобрел наряду с другими татарскими книгами. Надо думать, что визит не ограничился лишь куплей-продажей, а состоялась богословская дискуссия, которую Бигиев затевал при каждой удобной возможности. Через полгода, весной 1888 года, уже сам Евфимий Малов посещает Бигиева по месту его учебы и оставляет в дневнике следующую запись: «Новый мой знакомый Ярулла Бигиев свободно владеет русским языком, так что трудно подметить даже неправильный акцент. /.../ мой знакомый отрекомендовался, что и он желает быть миссионером (исламским)».

       В 1891 году Захир Бигиев пишет Малову из Ростова о том, что он ведет «религиозные споры с местными священниками» и что местные власти рекомендовали больше не вступать с ним в споры. «Прения кончились, и мне никакого вреда не было», — пишет Бигиев. В следующем письме, датированном 2 июня этого же года, татарский писатель благодарит Малова за присланные им книги миссионерского содержания, но наряду с этим высказывает и несколько критических замечаний: «Евфимий Александрович!.. Извините и простите меня! Неверные потонули в море заблуждений, в море безверия, беспечности и невежества, но то несомненно, что самая истинная вера есть вера Ислам (как говорится в Коране: «подлинно вера перед Богом есть Ислам»). /.../ Подобно этому и сильные миссионеры («Мы закрыли их и они не могут видеть!», Коран 36:8), («в чужом глазу сучок замечают, а в своем бревна не видят»), не находя никаких важных недостатков и ошибок в ясной мухаммеданской религии, гибнут в море заблуждений, безверия, беспечности и невежества».

        Из писем к Малову мы узнаем и некоторые подробности биографии Бигиева. В одном из своих посланий он пишет, что болеет «грудной болезнью» и поэтому живет не в Ростове, а на даче в Кубанской области, в деревне Нижней Стеблевке (Гривной). Также он сообщает о своем литературном творчестве, что его роман «Катыйлэ» был отвергнут цензурой. Несмотря на болезнь, Бигиев горит желанием вновь встретиться с Маловым в Казани и пообщаться на тему взаимоотношений христианской и мусульманской религий. Такая встреча состоялась осенью 1896 года в Казани. Долгие споры не привели к какому-либо результату — каждый остался при своем мнении, о чем подробно написано в дневниках Малова.

        Захир Бигиев скончался в Ростове в 1902 году. Отсутствие точных данных о том, как он закончил свои последние дни, породило множество самых разнообразных слухов и кривотолков. Самые популярные из них гласили, что татарский писатель покончил жизнь самоубийством или что его убила жена в то время, когда он спал. Побывавшие в 1950–1960-х годах в Ростове казанские ученые рассказывали со слов местных татар, что на самом деле Бигиев погиб от рук местных черносотенцев, а история с женой была придумана жандармерией для отвода глаз.

        «Спи безмятежно в могиле, ты для друзей не погас / Неоценимый при жизни, ныне ты дорог для нас», — писал о Бигиеве известный татарский поэт Габдулла Тукай. Эти слова, написанные сто лет назад, до сих пор не потеряли своей актуальности, как и не потеряло своей актуальности творчество зачинателя татарской реалистической литературы Мухаммад-Захира Бигиева.

Материал опубликован в еженедельной всероссийской газете "Медина аль-Ислам", № 12

Источник: http://islamrf.ru/news/culture/legacy/4324

Бигиев 3.jpg

Бигиев 1.jpg

Бигиев 2.jpg

Похожи же

Link to post
Share on other sites

Мне кажется на самом первом фото чернобелое это не Абдулла Мухамметюсупович АпанаевАпанаев, а Абдулла Абдулкаримович Апанаев, расстреляный в 1919

 

Link to post
Share on other sites
01.02.2021 в 13:48, ruskhabib сказал:

Мне кажется на самом первом фото чернобелое это не Абдулла Мухамметюсупович Апанаев, а Абдулла Абдулкаримович Апанаев, расстреляный в 1919

 

Думаю всё таки врядли. Фото из Сети, однако Абдулла Абдулкаримович был уважаемым духовным лицом, и соответственно, носить такую одежду вряд ли стал бы и, кроме того, мулла Апанаев обладал  более основательной бородой (это видно на фото из Вологды). А вот купец Абдулла Мухамметюсупович вполне мог так выглядеть.

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...

×
×
  • Create New...